15
января
2018

Высказывание о Ки №21 — Сэцудо

Высказывание о Ки №21 — Сэцудо

Мы продолжаем публикацию переводов бесед Кристофера Куртиса со своими учениками об основных смыслах и понятиях в Ки-Айкидо. Куртис-сэнсей обсуждает со своими учениками 22-а высказывания Коичи Тохея о Ки (Шокушу). В сегодняшнем материале обсуждается Шокушу №21 — Сэцудо. 

Куртис сэнсей - обладатель 8-го дана ки-айкидо, шеф-инструктор Гавайской федерации ки-айкидо, официальный ки-лектор.

Высказывание о Ки №21 — Сэцудо

25 июля 2014 года

 

Всем добрый вечер.

Сегодня мы подходим к предпоследнему Шокушу под названием Сэцудо, 21-е Шокушу.

Итак, давайте начнём с прочтения Шокушу в том виде, в котором оно представлено в нашей книге:

 

«21. Сэцудо

Эгоистичные люди никогда не понимали и не шли по пути вселенной. Таким образом, когда мы осознаём принципы и путь вселенной, вселенная наделяет нас ответственностью распространять их по всему миру.

Не думайте, что вы не можете помочь другому человеку. То, что вы изучили сегодня, вы можете преподавать другим на следующий день. Мир полон людей, которые потеряли путь вселенной и страдают от психических заболеваний. Давайте постараемся объяснить им верные принципы вселенной».

 

А теперь, Саяка, прочитай, пожалуйста, для нас это Шокушу на японском.

 

(Саяка читает.)

 

А теперь я прочитаю вам наш с Саякой перевод:

 

«Обучение пути

Не существует такого эгоистичного человека, который следовал бы пути вселенной. Если вы осознаёте принципы и путь вселенной, то вселенная наделяет вас ответственностью поделиться этим с миром.

Не говорите, что вы бессильны помочь людям. Если вы пережили этот опыт однажды, вы уже стали учителем этого опыта. Мир полон людей, которые потерялись и страдают из-за своего нездорового разума. Давайте же всем сердцем поделимся с другими этим осознанием».

 

Великолепно, а? Обычно самое сложное в Шокушу, во всяком случае для тех, кто говорит по-английски, в том, что предложения нужно построить таким образом, чтобы люди видели в них не только относительное значение. Другими словами, когда мы говорим: «Как только вы ощутили этот опыт, автоматически вселенная наделяет вас ответственностью поделиться этим с миром», если вы не осторожны в том, как вы это говорите, тогда человеческие создания, которые считают, что они всегда знают верный путь и всегда более чем хотят рассказать кому-то ещё, какой же на самом деле этот верный путь, подумают, что в этом высказывании даётся моральное разрешение распространять свой мусор на остальных, как это делают политики. Но здесь говорится не об этом. Здесь не даётся на это разрешения.

Из предосторожности мы убрали такие слова, как «верный путь» и «правда». Не потому что они априори плохие, а потому что легко совершить эту ошибочную трансформацию. То есть посмотрите сейчас на Фэйсбук. Там полно людей, говорящих вам, как нужно жить. Вы где-то между мясоедами и вегетарианцами, или между употребляющими продукты с ГМО и ненавидящими их, или между людьми за так называемые «здоровые» лекарства и лекарства от врача. Знаете, либо то, либо это. Неважно в чём, от вас требуется занять позицию в относительной системе. А здесь говорится не об этом. Поэтому не думайте, что это Шокушу делает вас обязанными распространять своё мнение повсюду.

Вот почему, когда вы обучаете других, когда вы делитесь с другими опытом Айкидо, постоянно просите их не верить вам, а проверить это на собственном ощущении, тогда они смогут увидеть, срабатывает это у них или нет. Это не нужно лишь принимать на веру, но это что-то, что вы можете ощутить. И если это так, тогда это полезно для вас. А если нет, вы можете спокойно проигнорировать это.

Конечно, если вы продолжите тренироваться с одним и тем же учителем, он будет говорить вам одно и то же: «Попробуй то, попробуй это, попробуй делать кокюхо каждый день,» - и так далее и тому подобное. Поэтому если вы всё равно продолжаете отвергать это, возможно вам стоит перестать заниматься у этого учителя. Потому что единственным чаянием для ученика, занимающегося у одного и того же учителя, является следование всему тому, что бы учитель не предложил.

Поэтому, как я сказал, трудность здесь в подборе такого слова, которое нельзя было бы так просто использовать для оправдания распространения по миру своего мнения, но с помощью которого можно было бы понять, что здесь ставится акцент не просто на рассказе кому-то о вашей великой мудрости, но на раскрытии этой мудрости вместе с ними для себя.

 

Ученик: Учитель, кое-кто рассказывал мне об одном примечательном ученике-новичке, я видел его на пляже — теперь понимаю, откуда это у него, — когда он сказал мне: «Знаете, Айкидо поражает. Я занимался только два раза, а уже предполагается, что я должен учить других». Думаю, он взял эту идею из Шокушу. Я видел, как он учил других людей на пляже. Он специализируется на боккене.

 

Он взял с собой боккен на пляж?

 

Ученик: Он таскает его с собой всюду.

 

Конечно, если ты ощущаешь истину, то в Шокушу говорится о необходимости поделиться этим с другими, но никаких оценочных критериев при этом нет. То, что я называю «пробуждением (осознанием)», в японском - «сатори». Мы здесь, на западе, думаем о сатори, как о большом пробуждении, но Саяка поделилась со мной тем, что в японском сатори может означать всё что угодно: от самого мелкого до самого большого. Например, когда вы поняли шутку, - это сатори. Другими словами, это принцип, не сильно связанный с уровнями, тогда как мы думаем о сатори как о довольно глубоком опыте.

И чтобы закончить мысль, я помню, что Тохей-сэнсэй говорил нам: «Когда вы пришли в зал (и я не знаю, возможно, этот парень с боккеном немного не в себе, мне действительно интересно, почему он везде таскает с собой боккен), и что бы вы ни освоили здесь, пожалуйста, учите этому на следующем занятии».

 

Ученик: Учитель, не могли бы Вы указать на ту фразу, которая лучше всего указывает на различие между преподаванием, потому что у тебя такое мнение, и преподаванием, исходящим из собственного опыта?

 

Ну, давайте возьмём последнюю фразу. В книге Шокушу она звучит так: «Давайте постараемся объяснить им верные принципы вселенной». Как будто: «Я понял их правильно, теперь послушайте меня, и я расскажу вам про верный путь». В то время как на японском это гораздо больше как: «Давайте же всем сердцем поделимся с другими этим осознанием». Уже другой оттенок, верно? И уже труднее ошибиться в понимании, мне кажется. А вот в «Давайте постараемся объяснить им верные принципы вселенной» ты можешь понимать только очень небольшую часть и, возможно, абсолютно неправильно, и вот, ты уже чувствуешь себя обязанным распространять это среди всех остальных.

Это довольно щепетильный момент, сложный, потому что как он говорит: «Не говорите, что вы бессильны помочь людям». То есть некоторые из нас — экстраверты, некоторые — нет. У некоторых из нас есть как бы блок, который не даёт нам в открытую делиться своим опытом перед лицом других людей. Некоторым людям это очень сложно даётся. Для других это довольно просто. Возможно, для большинства из вас, но не для всех. Поэтому Тохей-сэнсэй говорит: «Не стесняйтесь. Если у вас есть этот опыт, то на вас как бы уже возложена ответственность». Это не моральная ответственность. Это как, как только это ощущение в вас, это происходит, и у вас есть обязанность помочь другим понять, что происходит, потому что вы уже совсем не тот, что были раньше. Поэтому нужно помочь другим понять, что происходит, что вы ощущаете. И, конечно, чем глубже ваше ощущение, тем более содержательно вы можете поделиться этим, а чем более поверхностен ваш опыт, тем более поверхностным вы будете делиться. Принцип один и тот же. Возможно, то же самое и с парнем с боккеном. Я не знаю, чему он учит людей на пляже.

 

Ученик: Спасибо, учитель.

 

Ученик: Ну, учитель, мне нравится замена на «нездоровый разум» вместо «психического заболевания». За те 28 лет, что я занимаюсь в этом зале, был только один человек, которого я бы отнёс людям с психическим заболеванием.

 

Кроме меня, ты хочешь сказать.

 

Ученик: Нет, Вы знаете, мы здоровые невротики, а тот человек был действительно психически болен. И те люди, которые страдают таким образом, настолько потеряны, что они даже не зайдут в двери додзё.

 

Да, полностью согласен с употреблением этого словосочетания. И Саяка провела исследование. Она какое-то время посещала медицинскую школу, и она сказала, что психическое заболевание — это как официальное заболевание, например, параноидальная шизофрения. А у большинства из нас просто функциональные неврозы.

 

Ученик: Знаете, когда я разговаривал с Вами в среду и сказал, что собираются закрыть взрослое психиатрическое отделение, на что Вы сказали, учить их Айкидо, ну, есть большая разница между здоровой нервозностью и психическим заболеванием.

 

Да, признаю свою ошибку.

 

Ученик: Да, я тоже была этим поражена, думаю, что «нездоровый разум» может относиться ко многим различным моментам. Как по мне, в новом переводе говорится о желании прожить как пример, необязательно говорить об этом, но прожить ту осознанность, которая у вас есть. Что бы это ни было. Это может быть осознанность вашей духовной связи с другими, или это может быть осознанность того, что с обществом что-то не так, чему вы хотите противостоять. Я бы сказала, к примеру, что в нашем обществе есть люди с нездоровым разумом, которые очень предвзяты, скажем, по отношению к людям другой расы или по отношению к бездомным, или к чему-то подобному. И когда вы поймёте, а образование является частью этого понимания, но образование и опыт, и развитие дают направление, чтобы увидеть, получить сатори об этом, тогда вы как бы должны встать на защиту этого. Это как, никто из нас не смолчал бы, услышав, как обижают ребёнка или говорят о ком-то ужасно, потому что он другой расы. Думаю, мы бы сказали что-то, возможно, просто: «Я не согласен с тобой. Это неправильно». Знаете, это, как мне кажется, и есть проживание того, что мы изучаем. Ведь вы становитесь как бы примером чего-то для других.

 

Да, спасибо, Мэли. Это очень интересно. Да. Ты развиваешь тему несколько дальше, чем я. Говорю так, потому что тема слишком быстро переходит в очень туманную область. Возьмём примеры, которые ты приводишь: расизм или причинение вреда ребёнку, или выражение презрения к бездомным людям, думаю, в достаточно общих чертах мы признаём, что мы все будем несогласны с этим. Но не все. Это относительное положение на шкале. И тебе это не очень понравится, но абсолютно каждую позицию на каждой шкале можно оправдать с той или иной точки зрения. Возможно, не с твоей и не с моей, но с чьей-то точки зрения любая позиция по любой шкале может быть оправдана. Вот почему это является шкалой. Вот поэтому она здесь. Это первое.

Второе, вторая часть, к которой ты подошла, - это: «поэтому мы обязаны противостоять этому и высказаться против или громко выкрикивать это, говоря: «это неправильно, я не согласен с этим». Это очень отличается от того, о чём говорит Тохей-сэнсэй в этом Шокушу. Потерпи минутку. Хорошо? Знаю, что это... Я хочу, чтобы ты поняла, что я говорю, это не то, что говорится в Шокушу. Я не говорю, что то, как ты смотришь на жизнь, каким-либо образом неправильно. Возможно, я даже в чём-то с тобой согласен. Но не об этом здесь говорится. И в начале я упомянул, что мы с Саякой изо всех сил пытались подобрать слова так, чтобы они не указывали на моральный, относительный выбор, в верности которого мы пытаемся убедить кого-то, или пытаемся поделиться им с кем-то ещё. А на самом деле здесь говорится об ощущении всеобщности, и мы пытаемся поделиться этим опытом как таковым, а не расширением его до идеи о нём. Так сложно согласиться с этим, потому что кажется, будто это всего лишь маленькое подпрыгивание по сравнению с тем, что ты говоришь, что мы будто бы должны использовать то, что «поняли». И именно поэтому я не использовал слово «понять», но вместо него - «осознать». Но даже это слово, как и все слова, можно использовать в относительном или абсолютном значении. Именно поэтому мы потратили так много времени на эту конкретную фразу, размышляя как же нам наилучшим образом построить её так, чтобы никто не подумал: «Ага, он говорит о противостоянии чему-нибудь, или призывает к чему-то в относительном мире», что не является тем, о чём мы говорим.

 

Ученик: Эм, на самом деле я хотела сказать, что мне не очень понятно место... можно я взгляну на запись? «Не говорите, что вы бессильны помочь людям.» Многие люди считают, что они недостаточно сильны, чтобы помочь другим, например: «Я бы многое хотел сделать в этом мире, но мне не достаёт сил». Мне кажется, это говорит, например, о том, что есть люди в этом мире, которые просто понимают, что они могли бы что-то сделать. Что если бы Мартин Лютер Кинг или Ганди никогда не поняли, что они могут что-то сделать, или Соджорнер Трут, те, кто действительно что-то изменил, потому что внутри них было что-то такое, что говорило: «Я смогу. Я смогу сделать что-то на пользу людям». И мне всегда казалось, что Айкидо как бы даёт тебе это ощущение, когда ты понимаешь, что такое «расширение Ки», когда ты можешь сказать и почувствовать, и поверить, и действовать, когда: «Да, я могу что-то сделать». Вот почему мне так нравится новый вариант перевода, потому что он говорит мне именно это.

 

Да, я тебя услышал. Это прекрасно, это довольно легко принять и согласиться с этим. В Айкидо и в освоении расширения Ки прекрасно то, что тот блок, о котором ты говоришь, уходит, и ты обнаруживаешь в себе уверенность двигаться туда, куда нужно, чем бы это ни было. Иногда, возможно, туда, в другом случае, возможно, куда-то ещё. Ты права, это прекрасно в Айкидо.

Знаешь, всё это: путь вселенной, вся вселенная, пробуждение и следование пути вселенной. Это свобода, свобода от ограничений. И мы можем даже не знать, что это за ограничения, которые держат нас и тянут назад, пока мы впервые не увидим их в нас самих. Иногда это может быть потому, что кто-то обратил наше внимание, но, скорее всего, мы сталкиваемся с этим случайно. Мы взрослеем, становимся достаточно зрелыми, а затем “Ой, подождите минутку. Почему я действую исходя из предубеждений? Какой же более глубокий, более мудрый для меня способ взаимодействия с окружающими меня людьми?" И тогда это мотивирует нас, вдохновляет нас практиковаться, тренироваться, чтобы мы могли быть лучшим другом, лучшей поддержкой, лучшим супругом, лучшим родителем, что бы это ни значило.

Знаешь, кое-кто как-то сказал мне, кое-кто, кто знает кое-кого... ну, например, родитель. Я имею в виду одного человека, который занимался Айкидо в течение нескольких лет, и однажды мы встретились с его отцом, и он сказал мне: «Знаете, я бы никогда не стал заниматься Айкидо, но мой сын стал другим человеком после того, как начал заниматься у Вас. Вы спасли его». «Ну,» - сказал я, - «я не спасал его. Айкидо и его собственное осознание изменили его.» «В общем, я просто хотел, чтобы Вы знали,» - сказал он. Таким образом, это пример того, что кто-то признал наши занятия достаточным поводом, чтобы выразить мне своё почтение, сказав такие приятные слова, такой поддерживающий разговор, но он хотел бы быть уверенным в том, что я понимаю, он никогда бы сам не стал заниматься Айкидо.

Это не был отец кого-либо из этой комнаты.

 

Ученик: Сэнсэй, знаете, мне никогда особенно не нравилось это Шокушу только потому, что оно больше походит на некое средство вербовки. И я думаю у многих людей возникали мысли, что Тохей-сэнсэй написал это Шокушу, потому что ему пришлось выходить и распространять Айкидо в Европе, США и так далее. Но я всегда думал о Сэцудо больше, как о чём-то, что практиковал Сузуки-сэнсэй. Он особо ничего не рекламировал. Он никогда не доходил до того, чтобы сказать: «Приходите тренироваться со мной». Но он всегда был готов обучать любого, кто хотел учиться. Если ты действительно хотел заниматься, он учил тебя. И именно так я всегда и рассматривал Сэцудо. И Ваше изменение последней части очень отличается от того, что говорится в книге Шокушу. Как это было? Я имею в виду, было ли сложно менять последний абзац?

 

Да. Важно и сложно. Последний абзац звучит так: «Мир полон людей, которые потерялись и страдают из-за своего нездорового разума. Давайте же всем сердцем поделимся с другими этим осознанием». Буквально говорится: «Давайте со всеми силами обучим и объясним верный путь людям». Тебе это нравится?

 

Ученик: Нет, совсем не нравится!

 

Да, не нравится. Это дословный перевод, и мы только что узнали, что тебе не нравится дословный перевод, потому что это слова просто переведённые на английский язык. Но эти же слова на японском, которые переводила дословно Саяка, не означают того же для говорящего по-японски! То есть мы должны каким-то образом ухватить смысл, как в поэзии, и записать это таким образом, чтобы у вас появилось то же самое чувство, что и у японцев, когда они читают это на японском. В этом наша задача. Это сложно, и я должен признать, а вы, наверное, это уже знаете, что я ощутил путь вселенной по-своему. И здесь я учитель, поэтому я склонен делиться этим тем же образом. Я почти уверен, что никто из вас не делится этим абсолютно также, как я. Вы все учителя тоже.

Не уверен даже, что нужно это говорить. Это очевидно. Возможно, я просто даю вам знать, что я осознаю это, что, конечно, выливается из моего опыта. На самом деле я всегда спрашиваю Саяку: «Думаешь, это нормально? Ты можешь принять это таким?» И когда она говорит: «Да, так хорошо», тогда я использую. Иногда она, наморщив нос, говорит: «Нет, я так не думаю». Тогда мне приходится искать какие-то другие способы сказать это.

 

Ученик: Учитель, однажды я спросил Вас, обсуждали ли Вы когда-либо то, что Вы делаете с Шиничи Тохеем-сэнсэем.

 

Саяка спрашивала об этом сегодня. Ну, на самом деле она сказала: «Как Вы думаете, Шиничи-сэнсэй в курсе, как далёк английский язык от японского?» Потому что он всё больше и больше, всё лучше и лучше говорит по-английски, и в каких-то моментах он может это замечать. Но он может не понять подтекст используемого слова, например, «понять», которое вовсе не означает, что человек, который написал это, подразумевает это. Так легко неправильно понять или использовать это слово.

То, о чём говорится в этом Шокушу, - это точно, не передача своего или моего мнения кому-то ещё. Мнение — нечто на относительной шкале. Вы занимаете позицию на относительной шкале. Таким образом, это ваше мнение, и всё. Единственная существующая истина — всё, собранное вместе, всё должно быть учтено. Это истина. Не существует такой позиции ни на одной шкале, которую можно было бы объявить истинной. Это — мнение. В Шокушу не говорится делиться своим мнением с нами. Говорится, что нужно иметь ощущение пути вселенной, что является сильным личным, преобразующим опытом, который появляется в определённый момент, а потом снова и снова в вашей практике. Первый уровень появляется в первую ночь. Поэтому если вы сможете ограничить себя в том, чтобы поделиться этим на следующий день, это отлично. Но, опять же, я не знаю, чем занимается твой знакомый с боккеном. Возможно, он посчитал это позволением распространять все идеи, накопившиеся за всю его жизнь. Кто знает?

Вообще удивительно много людей с мнениями, считают, что они знают истину.

 

Ученик: У меня два вопроса. Если я обучаю также, как учит Куртис-сэнсэй, это Айкидо, которому я научился от Куртиса-сэнсэя, то где в этом я?

 

Ты меня спрашиваешь? Знаешь, когда Сузуки-сэнсэй попросил меня вести вместо себя занятия первый раз, я очень старался учить точно также, как и Сузуки-сэнсэй, даже манеру речи пытался сымитировать. Я пытался говорить, как он, и старался двигаться, как он, и я проводил занятия так, как он проводил. И как-то раз Ларри Шишидо-сэнсэй, у которого тогда был 5-й или 6-й дан, сидя где-то в конце зала, позвал меня и сказал: «Это было очень хорошее занятие. Вижу, ты понимаешь учение Сузуки-сэнсэя. А когда мы услышим твоё учение?» И потом, вскоре после этого, я встретил другого учителя из другой школы, и он по сути сказал мне то же самое. Я рассказал ему что-то об опыте пробуждения, который у меня был, и он сказал: «И ты делился этим со своими учениками?» А я сказал: «Ой, нет, нет. Я учу только тому, чему учили меня». А он на это: «Э, не понимаю. Ты должен делиться этим со своими учениками. Это твоё настоящее ощущение. Это твой опыт пробуждения».

Тогда моё учение начало меняться. И теперь ты спрашиваешь меня об обучении в моём стиле. Но ты не спросил об обучении в стиле Сузуки-сэнсэя, значит я не учу так больше, хотя я всё ещё считаю его своим учителем. Я чувствую, будто бы он сидит рядом со мной всё время. Поэтому в каком-то смысле он всегда здесь. Я очень явственно это ощущаю, хотя я и не учу так, как он. Обычно он сидел в своём кабинете или сидел на скамейке, пока я вёл занятие. А после этого я шёл к нему в кабинет. И я знал, что вместо копирования его стиля я учил так, как это шло от моего сердца, и я всегда спрашивал его, хорошо ли у меня получается. И он говорил: «Да, именно так ты и должен учить». Он никогда не говорил, что я должен учить так, как он. Он был уверен во мне гораздо больше, чем я сам, и это помогало мне не переставать верить в себя.

Некоторые ощущения слишком личные и слишком интимные, и это не всегда легко, даже для такого экстраверта, как я, и, возможно, в каком-то смысле, именно для такого, как я, делиться самыми интимными ощущениями. Но это очень важно, если ты хочешь учить. Если ты хочешь помогать другим, ты не можешь это морализировать. Когда-то я был «нацистом дыхания». Это морализация. Это не учение. Это битьё людям по голове тем, что они должны делать. Знаешь: «Ты должен делать дыхательные упражнения один час каждый день. Как долго ты выполнял их сегодня утром?» В каком-то смысле так делал Сузуки-сэнсэй, но, возможно, это было что-то иное. Так или иначе, я всегда думал, что он был строгим последователем в отношении этих моментов. Например, он носил с собой маленькую тетрадь, куда он записывал каждый день, сколько часов он дышал, и показывал мне, просто чтобы ткнуть меня носом, что я не смогу быть с ним наравне.

Ты сказал, что у тебя два вопроса. Помнишь, какой второй?

 

Ученик: Да, я хотел узнать, можете ли Вы чуть больше раскрыть характер этой обязанности, о которой говорится в Шокушу?

 

Да, «вселенная наделяет вас ответственностью поделиться этим с другими». Хочу сказать, что это происходит автоматически, но в то же время хочу обратить внимание, что это не схоже с христианским «свидетельствования». Знаешь, это не означает, что нужно разнести эту весть по миру. Думаю, Трейси хорошо заметил про Сузуки-сэнсэя. Он не рекламировал себя здесь. Из-за него было почти невозможно разместить корректную информацию о зале в телефонной книге. Но для каждого, кто хотел обучиться его опыту, он был очень открыт и был рад поделиться. Таким образом, думаю, это важное пояснение здесь.

Я сказал «автоматически». Это то, о чём говорит Тохей-сэнсэй: об этой ответственности и о времени, когда она становится частью вас. Вот почему мы говорим: «Если вы ощутили это сегодня, вы уже стали учителем этого опыта». Другими словами, вы уже делаете это с тех пор, как оно стало частью вас. Самая большая ответственность, которая есть у учителя, сэнсэя, - это быть примером для учеников. Показать, что это возможно. Все эти наши тренировки могут пробудить личность. И как только вы ощутите нечто подобное, оно тут же становится неотъемлемой частью вашей сущности. И возможно, я далеко зайду, сказав, что если вы не демонстрируете этого при взаимодействии с другими человеческими существами, то можно ожидать, что это ощущение покинет вас. У меня это однажды было. Это всё равно что пытаться вцепиться во что-то и удерживать это для себя и делать так снова и снова. Но так это не работает. Это естественное течение. Вот почему когда вы делаете Ки-тест, я говорю: «Не надо выглядеть такими серьёзными. Улыбаться — это нормально». Это естественно. Это наше истинное состояние.

Поэтому одновременно с тем, что в книге Шокушу говорится о невероятном ощущении, чем оно и является, это наше естественное состояние. Это не что-то таинственное или неправдоподобное. Это просто быть естественным.

 

Ученик: Не быть эгоистом?

 

Нет. По крайней мере, не являться эгоистом. Цепляние к этому рассматривается как эгоизм. Ты это имеешь в виду? Да, «эгоистичные люди никогда не поймут...». Эгоистичная часть нас самих не может ощутить этого.

 

Ученик: Учитель, продолжая тему нашего обсуждения... ну, я бы хотел спросить о том, что я читал много рассказов от людей, которые пережили пробуждение, но которые не выбрали стать учителем и делиться своим опытом. Они могут просто сидеть в пещерах Гималаев или ходить по улицам. Поэтому мне интересна эта часть об ответственности. То есть те, кто обладает этим, обязаны делиться или нет?

 

Ну, да, я тоже слышал все эти истории и слышал обо всех этих людях по всему свету, и, конечно, не все из них учителя. Но все они являются историей про это. Понятно? Возможно, это бездомный, и, возможно, он не обучает людей где-то там на 5-й Авеню, но он взаимодействует и делит свою жизнь с другими бездомными. И таким образом это его миссия. А, возможно, человек остаётся монахом всю свою жизнь, но этим монахам нужен пример. Как роши... о, я так плохо помню имена. Но в общем-то неважно, какой роши, было множество пробуждённых, которые оставались в монастырской жизни и служили своей клиентуре там. В этой жизни для меня это не подошло. Мой учитель наставил меня не делать этого, но жить в обществе. Но я уверен, это может принимать всевозможные формы, и, возможно, где-то есть кто-то, кто ощущает это в каждом своём жизненном воплощении.

Я читал удивительную историю об одном парне, которого пытали в японском интервенционном лагере во время Второй мировой войны. Он сам написал об этом, однако, я не могу вспомнить названия этой книги. И у него было пробуждение, прямо там. То есть вместо того, чтобы сломать его, они освободили его. Но конечно, они не освобождали его специально, и они не хотели отпускать его тело. Это случилось, потому что он был готов. Таким образом, это может случиться во всяких разных странных ситуациях, не только в Айкидо или в монастыре. Тохей-сэнсэй говорит всё это, потому что мы его ученики в Айкидо, и я тоже делюсь с вами, потому что вы мои ученики в Айкидо.

В этом отношении у нас есть место, где мы можем это делать, наш зал. То есть кто бы не вошёл в зал, мы можем открыть им наши сердца и поделиться тем, что мы ощущаем. Но это вовсе не означает, что надо говорить, будто это единственный путь.

Хорошо, спасибо всем большое.

Перевод статьи - Кожедуб Виктория (1 кю ки-айкидо и 1-й дан айкидо Кинсинкан) и Кирюхин Алексей (Инструктор Московской федерации ки-айкидо, 2-й дан ки-айкидо).

Пишите нам в случае возникновения вопросов/комментариев. Если Вы владеете английским языком то почитать беседы и задать вопрос непосредственно Куртису-сэнсею можно на сайте http://curtissensei.com/?cat=8&paged=2 под соответствующим материалом. Либо вы можете обратиться с вопросом к Куртису-сэнсею на русском языке пометив вопрос в комментариях к данной статье.
Ответы Куртиса-сэнсея будут размещаться по мере их получения

Categories: Статьи

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.