Вишняков Андрей Владимирович

1-й дан ки-айкидо

Вишняков Андрей Владимирович

Инструктор

ki-moscow.narod.ru

Родился 10 декабря 1968 г. в Москве.

Вырос в маленьком посёлке в Подмосковье. «Нас двоих с братом мать воспитывала одна, работая на трех работах. Так что большую часть детства я был предоставлен сам себе – гулял с утра до ночи, ходил за грибами и на рыбалку, строил снежные крепости, в общем, сливался со всем вокруг, особенно с Природой. Ну а с социумом отношения и слияние проходили сложнее – ясли, детсад-пятидневка, продлёнка, пионерские лагеря – жуть!

После 8-го класса ушёл в строительное ПТУ, где получил специальность столяра и прошёл хорошую школу жизни в среде лимитчиков.

Занимался тяжёлой и лёгкой атлетикой (пару раз пробегал марафон, бегал спринт и изучал десятиборье), осваивал карате, на велосипеде делал марш-броски по 100—150 километров в день».

1986–1988 гг. – служил в армии в Полтаве и на территории Германии, демобилизовался в должности сержанта. «Тоже хорошая школа жизни, снилась потом ещё лет 10».

1988–1991 гг. – активно занимался бодибилдингом всухую. Культуризм решил бросить, поскольку, по его словам, «без анаболиков бицепсы упорно отказывались расти. Да и в какой-то уличной потасовке «вылечило» наведённое на меня дуло обреза в руках наркомана и его волшебная фраза: «А по фигу мне твои бицепсы!».

1988–1993 гг. – работал столяром в первых кооперативах.

1991–1993 гг. – учился в разных школах нетрадиционной медицины, получил диплом Всесоюзного исследовательского центра традиционной народной медицины (ВНИЦТМ Минздрава СССР) по специальности биоэнерготерапевт. Курсы массажа.

1993–1999 гг. – учился на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, получил гражданскую специализацию.

2000—2006 гг. – работал юристом, был начальником юридического отдела в крупной компании. Писал статьи, читал лекции с обобщением судебной практики, проводил многочисленные судебные процессы, в том числе весьма успешные.

2006 г. – окончил Московский городской психолого-педагогический университет по специальности психолог-консультант, преподаватель психологии. Получил второе высшее образование и обучался в мастерской Ф.Е. Василюка по программе понимающей психотерапии. Приобрёл дополнительное образование в Институте психодрамы и ролевого тренинга по специальности психодраматерапевт.

В течение 2006—2011 гг. окончил более десятка самых разнообразных учебных программ по психотерапии, в том числе международных, телесно-ориентированной психотерапии, по «работе с тенью». В настоящее время имеет частную психологическую практику, клиентские и учебные группы, является членом оргкомитетов многочисленных конференций.

Интересы: восточная философия, дзен-буддизм, К. Кастанеда, активный пеший, велотуризм, байдарки, автопутешествия, игра на разных музыкальных инструментах: диджиреда, дарбука, варган, бамбуковая флейта.

Путь в айкидо

2000 г., январь – занимался айкикай в МГУ у Качана А.Б., с марта параллельно ходил на тренировки по ки-айкидо у Нигея П.В. и Степанова Ю.Б., приезжавшего несколько раз в год в Москву.

2000 г., май – принимал участие в семинаре сэнсэя Котодзи Сигэру (на тот момент 6-й дан ки-айкидо) в г. Хабаровске.

2002—2003 гг. – посетил додзё Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Хабаровска. Участвовал в семинарах Котодзи Сигэру и Дэвида Шанера. Принимал участие во всех тренировках ки-айкидо в Москве и ки-классах.

2004 г. ноябрь — организовал группу ки-айкидо на Китай-городе, которая существует и в настоящее время. Ученики группы являются помощниками инструкторов во всех додзё ки-айкидо Москвы.

2009 г. – сдал на 1-й дан ки-айкидо (чёрный пояс).

2011 г. – закрытие зала на несколько месяцев для переоборудования и ремонта, уход многих учеников. Восстановление группы.

На сегодняшний день ведёт тренировки на Китай-городе, посещает инструкторские курсы, дотренировал до чёрного пояса инструктора Кирюхина Алексея. Ежемесячно приглашает в зал Павла Нигея, Юрия Степанова, Александра Мельцева, так что продолжает обучаться ки-айкидо сам и старается, чтобы его ученики видели разных Мастеров.

Подход в ки-айкидо

В ки-айкидо Андрею интересна прежде всего естественность движений, умение присоединиться к движению партнёра, поймать или запустить «волну» движения. По его словам, «нравится ощущение монолитности тела, согласованности всех его частей, плавности и гармонии, чего так не хватало в качалке. Нравится кайф от моментов, где удаётся создать «вакуум» для нападающего, когда он проваливается туда, где раньше были твои рука или тело».

Андрей утверждает, что ки-айкидо очень похоже на то состояние «пустоты», когда он лечил людей, когда всё получается как бы само, без искусственности, вырабатываемой долгими повторами не всегда расслабленных движений тела, или ума. Нравится ему и то, что айкидо предоставляет шанс «не ломать человека, а мягко свести его усилия на нет». «С моей агрессивностью, методики карате просто противопоказаны, кругом сразу одни жертвы, а ки-айкидо позволяет не реагировать на каждый «наезд», как физический, так и эмоциональный, жёстким ответом».

Нравится Андрею и подход тестов на Ки, «когда ты сам с помощью партнёра определяешь, где у тебя косяки в теле, где движения искусственны, где ты зажат. И ты понимаешь, сам, на своём опыте, что есть только ТВОЁ движение, единственно верное именно в ЭТОЙ ситуации, а не универсальный физкультурно наработанный вектор движения от всех возможных атак всех возможных партнёров. В общем, нравится принцип познания всего именно через своё тело и сознание». Ещё больше привлекает познавать саму основу движений, сущность приёма, для него неприемлемо, если кто-то «уже за него всё придумал и определил, что так лучше», «я всё равно полезу и докопаюсь, почему так, а не иначе». Повышенная критичность Андрея к себе распространяется и на всё, что вокруг, в том числе и «на неэффективное исполнение приёмов либо просто ломалова».

Ко всему этому он всё же хочет видеть ки-айкидо как боевое искусство и всегда задаётся вопросом, как тот или иной приём сработает в случае реального нападения. Считает, что элементы самообороны, основанные на полученных знаниях в ки-айкидо, нужно давать с первых же тренировок, чтобы потом уметь применять их в реальных ситуациях.

Будучи практикующим психологом, считает, что всё в человеке взаимосвязано и, раскрепощая своё тело, мы учимся раскрепощать и разум, недаром есть целое направление телесно-ориентированной психотерапии, основной принцип которого заключается в том, что тело отражает все «зажатости» разума человека. Старается на тренировках передать принцип естественности в подходах к жизни, сделать прежде всего интересным сам процесс тренировки, проводить их «на волне», стремится донести до учеников, что «живём мы именно в СЕЙЧАС, а не для какого-то мифического будущего». Добивается, чтобы каждый занимающийся ощущал и себя, и процесс именно в этот момент. «Поэтому, думаю, что у меня на тренировке будет неинтересно тем, кто любит пахать ради больших результатов, делая тупо то, что говорят. Я сторонник того, что всё, что происходит на тренировке, должно сделать занимающегося ближе именно к СЕБЕ».