20
Ноябрь
2013

Расширяйте ки

Расширяйте ки

Четвертая беседа Кристофера Куртиса со своими учениками об основных принципах Ки-Айкидо. В материале обсуждается принцип расширения КИ.

Куртис сэнсей - обладатель 8-го дана ки-айкидо, шеф-инструктор Гавайской федерации ки-айкидо, официальный ки-лектор.

Перевод статьи Кристофера Куртиса от 28 октября 2011 г.

http://curtissensei.com/

Всем добрый вечер.

Сегодня темой заключительной из цикла наших бесед об основных принципах ки-айкидо станет принцип, который звучит как «расширяйте ки».

Знаете, когда я думаю о принципе «расширяйте ки», то невольно вспоминаю Судзуки-сэнсея. Однажды на семинаре в японском городе Осака значение принципа «расширяйте ки» нам пытался объяснить Оцука-сэнсей, но даже он при этом испытывал небольшое затруднение. Под конец он сказал: «Да вы просто посмотрите на Судзуки-сэнсея. Стоит ему войти, как в помещении становится светлее. В этом и заключается принцип расширения ки». И это правда. Судзуки-сэнсей почти всегда расширял ки в том плане, что он всегда на сто процентов участвовал в происходящем. Если ситуация требовала сдержанности, он был сдержан. Если же вокруг кипела энергия, он тоже был энергичен. Так или иначе, он всегда находится в единстве с окружающим миром и событиями вокруг.

Позвольте мне зачитать вам пять правил расширения ки.

1)   Не следует проявлять чрезмерную осознанность в отношении своего тела.

2)   В своих движениях необходимо полностью задействовать центробежную силу.

3)   Взгляд должен быть спокойным, а тело устойчивым.

4)   Поза должна выражать спокойствие.

5)   В результате ваш ум обретет ясность, и вы придете в добродушное расположение духа.

По-моему, эти правила говорят о многом. И тому, на мой взгляд, есть несколько причин. Повторюсь: если вспомнить Судзуки-сэнсея, принцип расширения ки не подразумевает никаких действий. Когда мы радуемся или когда мы полностью поглощены происходящим вокруг либо своим внутренним миром, мы не прилагаем никаких усилий. Когда мы радуемся, мы светимся изнутри, как солнце. Вот, что имел в виду Оцука-сэнсей, когда он говорил, что стоит Судзуки-сэнсею войти, как в помещении становится светлее, потому что он сияет как солнце. Он всегда пребывает в состоянии радости.

Понять, выполняете ли вы принцип расширения ки, можно по тому, что вы не просто находитесь в состоянии уравновешенности, но еще и умиротворенности. При этом по всему телу разливается ощущение радости, наполненности и глубокого спокойствия. Это очень глубокое ощущение чистой, незамутненной и необъяснимой радости. Это просто удовольствие, но удовольствие на очень глубоком уровне, у него нет никакой явной причины. Подобное удовольствие испытываешь не от чьих-либо слов, не чьего-либо присутствия, не от красивой обстановки, не от вкусной еды и не от изысканных напитков, не от приобретения вещи, которой у вас раньше не было, не из-за денег, не от чьей-либо заботы – источник такого удовольствия коренится в состоянии нашей души и разума.

Это очень важно. Такое состояние не просто является естественным, оно совершенно не требует никаких усилий в силу своей естественности. Не нужно ничего делать, чтобы расширять ки. Поначалу, например, когда новички осваивают упражнение «несгибаемая рука», мы им, конечно, говорим, что надо осознанно направить ки или мысль или внимание по руке, чтобы в ней возникло ощущение наполненности. На начальных этапах обучения это помогает задействовать воображение и отказаться от чрезмерного нагромождения мыслей, поскольку мы слишком много внимания уделяем своему внутреннему диалогу. Но по мере того, как мы приучаем себя отказываться от полной погруженности в свои мысли (при этом нелишним будет напомнить, что все четыре основных принципа ки-айкидо суть одно и то же, поэтому мои слова справедливы и по отношению к остальным трем принципам), мы продолжаем заниматься, привыкаем лучше ощущать свое тело и радость каждого мига жизни, не отвлекаясь на сомнения и колебания. Когда эти ощущения выходят на первый план, мы полностью растворяемся в настоящем моменте, с головой погружаемся в настоящее без всяких оговорок, ограничений, сомнений и условностей. Всё это – проявления нашего мыслящего разума, без которого мы считаем себя не в состоянии оценить количество и качество удовольствий, которые выпадают на нашу долю.

Вот так я понимаю принцип расширения ки. Это некое ощущение, как и при выполнении остальных трех принципов, и это ощущение очень сходно с тем, что я описывал раньше. Я могу опираться только на свой личный опыт, а для меня соблюдение принципа расширения ки вызывает ощущение полной свободы и открытости. В теле появляется ни с чем не сравнимое ощущение спокойствия и удовольствия, глубокого удовлетворения. Оно появляется вовсе не извне, его источником не является ни человек, ни предмет. Не поймите меня неправильно: люди и вещи – это прекрасно, и они занимают свое место в нашей жизни. Но когда мы ощущаем расширение ки, обстановка вокруг может быть накаленной до предела, обстоятельства могут складываться весьма печально, (мы можем даже присутствовать на похоронах), но при этом мы испытываем ощущение глубинного комфорта, разлитое по всему телу.

Безусловно, по мере того, как мы развиваем в себе способность сосредотачивать внимание на настоящем моменте, перестаем думать и размышлять о нем, мы все больше и больше начинаем радоваться этому моменту. Поначалу мы лишь изредка ощущаем некие проблески этого состояния. А после двадцати-тридцати-сорока лет занятий мы научимся постоянно находиться в этом состоянии. Оно постоянно будет с нами.

Это было мое вступительное слово, теперь я готов выслушать вас.

Ученик: сэнсей, у меня вот какой вопрос: в своих «Высказываниях о ки» Тохей-сэнсей пишет, что ки состоит из бесконечно малых частиц. Мне всегда сложно было это осознать, потому что получается, что при этом ки – это некая форма материи. В «Шокушу» сказано: «меньше, чем атом», и мне всегда трудно было это вообразить. Может, все дело в неточности перевода?

Да, очень интересное замечание. У Тохея-сэнсея слово «ки» имеет множество разных значений, да? В данном случае, похоже, он говорит о материи. А еще я слышал, как он говорил, что ки – это некая подоснова вселенной. Вселенная состоит из ки. Вдумайтесь в эти слова. С точки зрения физики, ученые скажут вам, что при изучении молекул, атомов и элементарных частиц, когда вы переходите на уровень все более и более мелких частиц и что, в конце концов, различия между материей и энергией, или, как говорят физики, между частицей и волной, перестают быть заметными. Разницы нет. Разница возникает в восприятии нашими органами чувств. Но на уровне мельчайших частиц эту разницу заметить уже нельзя. Но это еще не все. Ученый-физик скажет вам, что, является ли один и тот же объект частицей или волной, зависит от точки зрения, от самого исследователя, от хода его мыслей и от его ожиданий.

Тут явно кроется какая-то загадка. Думаю, следует сказать, что мы здесь собрались вовсе не за тем, чтобы пытаться понять, что же такое ки. Любопытство – это вполне естественно, но если наш разум будет занят попытками понять, что же такое ки, мы загоним себя в порочный круг мыслей, но так и не сможем ощутить ки. Но при этом мы можем прямо сейчас выбросить мысли из головы и ощутить ки просто за счет присутствия здесь и сейчас.

Ученик: сэнсей, но тогда, если следовать вашей логике, получается, что постичь суть ки невозможно. Однако в преподавании ки-айкидо нам постоянно приходится пользоваться этим словом. А еще я обратил внимание, что вы часто говорите слово «осознанность». Если не ошибаюсь, недавно вы сказали: «Ваша ки – это ваша осознанность». Эта фраза требует пояснения, когда мы учим новичков расширять ки во все стороны, образуя сферу, а не думать о том, что ки излучается из глаз, из кончиков пальцев и так далее. Не могли бы вы пояснить, как пользоваться словом «осознанность» применительно к ки, когда мы обучаем новичков?

С таким же успехом меня можно спросить, как швырять кость собаке. Мы просто предупреждаем, что не надо попусту тратить время в попытках понять, что это такое. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Словами о кости и собаке я хочу сказать, что многие приходят в додзё с четким намерением выяснить, что происходит, и тратят на это колоссальное время. В некотором смысле мы хотим им помочь сформировать некое понимание. Я не хочу сказать, что это в принципе нельзя понять. Речь идет о том, что вам не удастся разобраться в этом. Но вы вполне можете это ощутить. И тогда вы получите прямое понимание. Вы сами знаете, когда ощущаете ки. Вы знаете это всем телом. Знаете напрямую. Возможно, вы не сможете подобрать никаких дополнительных слов сверх того, что я сказал сегодня, а мои слова основаны на личных ощущениях. Понятно, что пока вы не попробуете сахар, вы не сможете описать его вкус. У меня есть заманчивое предложение: давайте попробуем этот сахар. Но другие не узнают вкус этого сахара, пока сами его не попробуют. И тогда вы поймете, что это такое.

Возвращаясь к заданному вопросу: да, я люблю пользоваться словом «осознанность» практически в том же смысле, что и «расширение ки». Аналогичным образом я говорю о слушании, как об открытости всем звукам окружающего пространства. Сейчас слышно, как за окном проходят фанаты, что на теннисном корте что-то происходит и, конечно, слышно, что на той стороне улицы в спортивном зале звонят в дверь, а Тайлер ерзает на стуле. Можно просто сидеть и слушать. В некотором смысле это и есть просто расширение ки, однако при расширении ки мы не только раскрываем слух и слушаем, мы открываем все наши органы чувств, а вдобавок еще и интуицию, и способность восхищаться и благоговеть. Когда мы испытываем подобную радость, пьянящее и всеобъемлющее удовлетворение ума и тела, это отнюдь не эгоистически приятное переживание. Это состояние полной открытости перед всем, а значит и повышенной чувствительности. Вы полностью раскрываетесь. Именно так я понимаю слова Тохея-сэнсея о расширении ки.

Таким образом, вы свободно можете пользоваться словами «осознанность» или «открытость», не опасаясь перемудрить. Судзуки-сэнсей очень любил слово «осознанность». Он во всем усматривал возможность потренировать осознанность. Я знаю, что он сам испытывал это состояние и неоднократно говорил, как ему хотелось бы, чтобы мы все тоже его испытывали. Просто тренируйте свою осознанность, расширяйте ки. Он часто говорил: «Выпустите осознанность наружу. Наполните додзё своей осознанностью. Пусть ваша осознанность станет всеобъемлющей». Как только вам удастся этого добиться, внутренний диалог остановится. Вы прекратите попытки постичь ки при помощи разума. Видите, на мыслях о ки мы спотыкаемся. А это противоречит принципу расширения ки. Расширение ки означает полное принятие, осознанное присутствие.

Пожалуй, других слов для описания этого состояния я подобрать не смогу. Трейси уже задавал мне сегодня этот вопрос. Я сказал, что мы пока не касались этой темы в наших беседах. А он ответил: «Да, я об этом думал и хотел задать такой вопрос: каким трем вещам вы научились от Тохея-сэнсея? Не от Судзуки-сэнсея, а именно от Тохея-сэнсея?» Времени на размышление особо не было. И знаете, три вещи я насчитать не смог. Вспомнилась только одна. Наблюдая за Тохеем-сэнсеем, работая с ним в паре, присутствуя на его занятиях, выпивая и отдыхая с ним, просто находясь рядом с ним, я как-то впитал это. Пожалуй, это не самое лучшее объяснение. Не уверен, что можно впитать что-нибудь подобное как через мембрану. Речь идет скорее о передаче. Не могу сказать, что мне не удалось научиться этому же самому у Судзуки-сэнсея – конечно же, я научился. Но эти два мастера постоянно находились в таком состоянии сознания. И чем больше времени вы проводите рядом с такими людьми, тем больше сами начинаете пребывать в таком состоянии. Вы просто перенимаете его. Это контакт очень высокого уровня. Может, это и не очень верное сравнение, но для острова Мауи в самый раз.

Для меня это центральный момент учения Тохея-сэнсея. Лично я именно это перенял у него. Он умел это объяснить. Однажды, когда я пришел к нему в гости, он сказал: «А, вижу, ты находишься в этом состоянии. Ты учишься у Судзуки-сэнсея». Так что он даже мог это видеть. Конечно, тогда я тоже уже мог это видеть.

Надеюсь, я не слишком затянул пятнадцатиминутную беседу, которую вы планировали. Но мне очень хотелось об этом рассказать, потому что это очень согласуется с темой нашего сегодняшнего разговора. Это действительно какая-то загадка. И мы не собираемся сразу предлагать разгадку. Это настолько захватывает, настолько затягивает, что этому можно посвятить жизнь. Раз испытав подобное состояние, уже не понимаешь, как можно жить, не открывая сердце и разум. Полагаю, я ответил на твой вопрос.

Ученик: спасибо, сэнсей.

Ученик: возможно, мой вопрос немного не в тему, но когда лично я делаю киатсу, то ловлю себя на том, что для тех, кто никогда не делал киатсу, совершенно невозможно найти приемлемое объяснение, что это такое. Как же им объяснить, что такое киатсу?

Да, это очень хороший вопрос. Я знаю, о чем ты говоришь. Думаю, что самое важное при рассказе о киатсу – это донести, что происходит при взаимодействии двух людей. Дело не в том, что делает один человек с другим, а в том, что они переживают совместно. И если человек, которому делают киатсу, сам не владеет этой техникой, эффект будет гораздо меньшим. Точно так же как и в других сферах жизни. Киатсу – это продолжение того, что происходит с людьми в повседневной жизни. Я всегда говорил, что даже разговор является формой киатсу. Безусловно, если я буду говорить ясно, увлеченно и искренне, но вы не будете при этом слушать, то я с таким же успехом могу говорить в пустой комнате. Во время киатсу происходит то же самое. Вы можете быть великим мастером киатсу, вы можете прекрасно уметь отпускать ситуацию и виртуозно владеть этой таинственной техникой передачи ки, но если ваш напарник не занимается, если он не будет открыт, то вам мало что удастся передать, эффект будет минимальным.

Ученик: ясно, но я так и не понял, что при этом говорить.

Я не очень понял, какую именно задачу ты ставишь. Нам нужно проявлять осторожность, чтобы не искажать картину и не привнести ничего лишнего. Все точно так же, как при разговоре. Будто ученик спрашивает, что на самом деле происходит, когда вы с кем-нибудь говорите. Все зависит от того, насколько каждый из вас открыт. Если вы по-настоящему открыты, то между вами происходит интенсивная передача ки, налаживается связь при помощи ки. Если вы не открыты, то этого не произойдет. В этом и заключается суть киатсу. В нем нет ничего особенного.

Конечно, этого лучше не говорить. Ведь если мы скажем, что в киатсу нет ничего особенного, как в разговоре или в отношениях, то мы с самого начала обрекаем себя на неудачу.

Ученик: если у меня болит колено и я пришел к вам и попросил сделать мне киатсу, а вы мне все это расскажете, я не уверен, что после этого мне захочется продолжать.

Да уж, не уверен, что тут я смогу помочь. По-моему, слова здесь бессильны. Я делал киатсу людям, которые не знали, чего при этом ожидать. Я просто просил их расслабиться и наслаждаться процессом. Ведь чем больше вам нравится это ощущение, тем лучше киатсу сработает. Я стараюсь ничего не усложнять.

А недавно в России со мной произошел такой случай: я пригласил одного молодого человека, на котором хотел показать, как делать киатсу в области живота, а он не смог принять этого. Такое случается нечасто, но ему было неприятно. По какой-то причине для него ощущения были слишком сильные. Мне пришлось отпустить его и пригласить другого ассистента. Для него это было несколько чересчур.

Так что ситуации бывают разные. Это совместное переживание. Я никогда не буду говорить, что занимаюсь киатсу. В смысле, что бы эти слова могли означать? Лично я не нахожу в них никакого смысла. С тем же успехом можно сказать, что я умею айкидаться. Да я занимаюсь киатсу и занимаюсь айкидо со всеми, кто согласится со мной заниматься, потому что эти занятия приносят глубокое удовлетворение. Если напарнику это приносит пользу или глубокое удовлетворение, то это на сто процентов зависит от него. Мне же остается только наслаждаться процессом с полной самоотдачей.

И я знаю, что вы так и поступаете.

Ученик: да, но само выполнение этого упражнения не помогает постичь суть происходящего. Полагаю, тем, кто не владеет этой техникой, нужно просто подождать.

Да, скажите, чтобы они приходили в зал и тренировались.

Ученик: спасибо, сэнсей.

Ученик: сэнсей, а у меня такой вопрос: о ки часто думают как о каком-то чуде. Как быть, если у кого-нибудь возникнет ощущение, будто ки – это некая тайная сила?

Можешь привести пример, чтобы те, кто нас слушает, лучше поняли, о чем ты говоришь?

Ученик: ну, например, мне приходилось слышать такие слова: «Так-то и так-то, вложите в меня ки». Словно они считают, будто я могу сделать что-нибудь при помощи их ки. А иногда слышишь такое: «Вот теперь в меня проникла его энергия ки». Как будто ки может принадлежать кому-то.

Да. Так в чем же вопрос?

Ученик: подскажите, какой у вас подход к людям, как вы им помогаете, когда понимаете, что у них формируются такие странные представления?

Непростой вопрос. Как вообще помочь предвзятым людям? Думаю, имеет смысл сказать им, чтобы больше тренировались.

Конечно, нам хотелось бы думать, будто чудеса бывают. Раньше в айкидо приходилось часто с этим сталкиваться. Достаточно посмотреть на записи О-сэнсея или послушать о его легендарных способностях, например, об умении уворачиваться от пуль и так далее. О Тохее-сэнсее тоже ходят подобные легенды. Например, рассказывают, как однажды на отдыхе Тохей-сэнсей оглядел комнату и «постучал одного из присутствующих по плечу при помощи ки», а этот человек обернулся и посмотрел на него. Правда, лично я не слышал, чтобы Тохей-сэнсей поощрял подобные слухи. Но однажды он сидел и курил, а перед ним стояла пепельница. Тут к нему кто-то подошел и сказал: «Сэнсей, а правда вы умеете передвигать предметы при помощи ки?» Он ответил: «Да, умею». Тут он взял пепельницу и передвинул ее. А потом сказал: «Вот, пожалуйста, я только что это проделал». То есть он всегда подтрунивал над подобной чепухой. Но он прекрасно знал, что подобные слухи все равно ходят. Больше того, я не уверен, что он прилагал большие усилия, чтобы развеять заблуждение в том, будто он обладает сверхспособностями, ведь подобные слухи помогали ему распространять айкидо по всему миру. Даже сейчас многие считают, что при помощи айкидо можно творить чудеса, и многие начинают заниматься айкидо благодаря этому заблуждению. Хотя лет десять назад таких людей было гораздо больше. Я хочу сказать, что на YouTube до сих пор есть ролики, где заснято, что мастера издают боевой клич и разбрасывают при помощи ки шестерых напарников. Даже в наши дни это выглядит очень впечатляюще. Возможно, если бы вы подольше позанимались, вы поняли бы, что это глупо, и что это не имеет совершенно никакого отношения к сути наших занятий. Но для человека с улицы, который понятия не имеет о ки-айкидо и хотел бы обрести силу, это выглядит очень привлекательно.

Я бы пригласил таких людей в зал на занятия. Но с человеком с улицы, я бы, скорее всего, не стал бы даже говорить об этом. Пока он сам не начнет задавать мне вопросы, я не буду затрагивать эту тему в разговоре. Это может оказаться опасным. В смысле, раньше я заводил такие разговоры, и только сталкивался с неприятностями. Так что я перестал говорить на эти темы. Если вы хотите учиться, то будете задавать вопросы, и я помогу вам по мере сил. То же самое можно сказать и про разговоры с людьми с улицы. На них нельзя делать киатсу, потому что они не умеют открываться. Они сформировали у себя некоторые представления и ищут им подтверждения, а больше им ничего не нужно. Они не будут вас слушать, если вы будете говорить, что это все чепуха, они будут вести себя по-детски. Я хочу сказать, что наша вера в чудеса коренится в детстве, когда мы верили в Деда Мороза и прочие сказки. Но, став взрослыми, мы узнаем, что Деда Мороза не бывает, а подарки нам покупают родители. Так что пора уже отказаться от веры в чудеса. Видите ли, отчасти истоки веры в чудеса коренятся в религии. Религия насквозь пропитана верой в чудеса. В том смысле, что святых канонизируют благодаря сотворенным ими чудесам. Все религиозные культуры пропитаны этой верой. Поэтому от веры в чудеса не так-то просто избавиться и, как я уже сказал, я не разговариваю на эти темы с теми, кто пока не пришел в додзё. На занятиях в зале мы можем ощутить, что именно происходит. Но тогда нам уже не о чем будет спорить и мне не придется ничего опровергать. Как мне показать вам то, чего попросту не существует? Невозможно доказать то, чего нет.

Ученик: иными словами, сэнсей, вы считаете, что все три прозвучавшие сегодня вопроса относятся к одному и тому же. Нас всех интересует, как объяснять новичкам, что такое ки. Мы все боремся с неверными представлениями, потому что вера в чудеса, возможно, изначально присутствует в каждом из нас.

Но я хотел уточнить такие термины как «какудайхо» и «шучухо». Мы раньше уже говорили об этом в частной беседе, но я все равно хочу спросить, каким из терминов, по вашему мнению, лучше пользоваться. Имеет ли смысл говорить по-английски: «расширение ки» или лучше употребить японское слово «какудайхо», когда мы хотим выразить ту мысль, что ки расширяется? В детских группах ни одна из этих формулировок не встречает понимания. Лично я просто говорю, что ки расширяется. Допустимо ли это или есть какой-то более удачный способ выразить эту мысль?

Вообще-то, говорить можно все, что угодно. Я люблю пользоваться японскими терминами при обучении айкидо. Мне нравится слово «какудайхо». Но оно не срабатывает. Я хочу сказать, что слова не помогают ученикам. Если вы хотите направлять учеников, их можно направлять при помощи слов. Вы можете помочь им понять, что их осознанность постоянно растет. Люди глубоко заблуждаются относительно того, что мы подразумеваем под словом «вселенная». Для них это звезды и планеты. А для нас вселенная – это совсем иное. С этого как раз и можно начать, чтобы они не тратили время, воображая, будто парят среди планет и звезд. От таких фантазий нет никакой пользы. В результате ничего не происходит. Это просто какое-то воображаемое путешествие. Поэтому новичкам пойдет на пользу, если вы поможете им понять процесс расширения осознанности или внимания и расширить границы своих ощущений. А называть этот процесс вы можете как угодно. Можете даже придумать какое-нибудь новое название. Только не забудьте сообщить мне об этом.

Если вернуться к тому, о чем говорилось раньше, Тохей-сэнсей включил в свои высказывания о ки («Шокушу») отдельный пункт – «Определение ки». Если вы ездите по миру и преподаете айкидо, то часто будете слышать такой вопрос: «Скажите, что такое ки, только точно». Тохея-сэнсея тоже часто просили дать точное определение ки. Так и появилось 11-е высказывание о ки «Определение ки». В принципе там говорится, что это нечто очень тонкое – половина от половины от половины – что это «какудайхо» и «шучухо» одновременно. А затем в завершение Тохей-сэнсей добавляет: «Таким образом мы понимаем определение ки». Таким образом! Понимаете, для этого нужно заниматься. Не имеет смысла размышлять об этом или думать о том, что же такое ки на самом деле. Все мы слишком много думаем. На занятиях мы учимся пребывать в теле, а не в своих мыслях, учимся полностью сосредотачиваться на ощущениях в своем теле. А когда мы поглощены ощущениями в собственном теле, мы не думаем. Мы освобождаемся от мыслей. При этом мысли могут возникать, но они не мешают нам пребывать в теле. Именно поэтому мы медитируем. Именно поэтому мы занимаемся ки-дыханием. Именно поэтому я научил вас новой форме медитации – медитации всем телом. Мы можем просто сидеть и останавливать мыслительный процесс, стараться не попадаться на удочку внутреннего диалога, стараться не решать в уме всякие загадки, стараться пребывать в этом замечательном состоянии здесь и сейчас. При этом вне зависимости от обстоятельств нашей жизни мы можем каждый миг наслаждаться этим состоянием на самом глубинном уровне. Те из вас, кто занимается дольше, знают, что в этом состоянии можно находиться дольше, а тем, кто занимается меньше, остается предвкушать это состояние.

Ученик: сэнсей, вы очень интересно описали признаки расширения ки и радость, которую при этом испытываешь, вне зависимости от внешних обстоятельств. То есть вы сказали, что даже если вы находитесь на похоронах или случится что-нибудь печальное, то вы будете продолжать испытывать это состояние. И, я полагаю, что если вы попадете в аварию или на вас кто-нибудь нападет, то благодаря занятиям вы не выйдете из этого состояния. Как-то не об этом обычно думаешь, когда речь заходит о радости и умиротворенности. Так в чем же разница? Мы привыкли думать, что радость зависит от внешних обстоятельств, мы привыкли радоваться, получив что-нибудь, сделав что-нибудь или завладев чем-нибудь. Но сейчас вы говорите совсем о другом.

Да, я понял, спасибо. Я просто хотел убедиться, что между нами не возникнет недопонимания. Я не говорил, что это состояние ума не зависит от происходящего «вовне». В конечном счете, когда вы испытываете это состояние, такие категории как «внутри» и «вовне» утрачивают актуальность. Окружающего больше нет. Все едино. Поэтому это состояние сильнейшим образом связано с происходящим. Вы просто испытываете его, а не судите о нем, вас не терзают сомнения и колебания; это состояние ничем не обусловлено и не сопровождается никакими требованиями. Если мы считаем, будто это состояние сознания зависит от окружающих (от обстоятельств или от людей), то при этом мы автоматически задаем некие условия: нам нужны определенные люди и определенные обстоятельства, чтобы мы не чувствовали себя несчастными. Иначе получится, что если определенный человек сделает что-нибудь не то, мы тут же станем несчастными. Но на самом деле несчастными мы становимся не от дурных поступков окружающих, а от собственных суждений об этих поступках. Вы сами делаете себя несчастными.

Я хочу сказать, что всем нам знакома эта разновидность страданий. Мы все это прекрасно знаем. Есть ли среди присутствующих кто-нибудь, кто не знаком с такой разновидностью страдания? Все знакомы. Каждый из нас непрестанно мучает себя. Но, возможно, занятия помогут нам меньше мучить себя. Впрочем, бывает и так, что при некоторых жизненных обстоятельствах мы освобождаемся от предвзятых суждений, но бывают случаи, когда мы не можем от них отказаться. У каждого из нас есть болевые точки и животрепещущие темы. Но даже в таких обстоятельствах занятия помогают нам увидеть, как разум, реагируя на окружающее, моментально выводит нас из состояния умиротворенности. Я хочу сказать, что мы учимся испытывать беспричинную радость, беспричинное умиротворение, беспричинное удовольствие. У этих ощущений нет материального источника. Чтобы испытать это ощущение, не нужно делать ничего особенного. Именно поэтому мы заостряем внимание на том, что расширение ки не подразумевает никаких действий, которые влекли бы за собой результат. Ведь если вы думаете, что нужно что-нибудь делать, если вы пытаетесь найти причинно-следственную связь, то вы уже упустили это состояние, причем упустили его с самого начала. Это очень сложно объяснить новичкам, которые еще не испытали таких ощущений и пока не способны их испытывать. Это чрезмерная нагрузка для ума. Новички просто не могут перестать думать, не могут принять это состояние и испытать его. Новички рабски следуют за своим внутренним диалогом, отслеживают субъектно-объектные отношения, пребывают в относительном мире, где пытаются все наладить и все исправить – эти условия им необходимы для полного счастья. А поскольку этот процесс бесконечен, то такие люди никогда не достигают удовлетворения. Такая манера поведения становится для них источником раздражения и дискомфорта.

Так что, да, вопрос хороший. И, можете мне поверить, тут легко впасть в неверное толкование даже тем, кто уже давно занимается. Очень просто попасться на удочку минутного непонимания. Именно поэтому мы каждый день сидим в медитации. Ведь при этом лишние мысли постепенно уходят, и мы вспоминаем: «Так о чем же я тут думал? Что я там говорил? Надо же мне было так сглупить, чтобы сказать это. Эти слова сразу вернут меня к борьбе за то, чтобы в мире все стало по-моему и чтобы я стал счастлив». В этом и заключается та самая «большая ошибка», о которой я пишу в своей книге «Отпустить все» (Letting Go). Это самая большая ошибка, которую мы допускаем в жизни. Так что давайте просто учиться отпускать ситуацию. Договорились?

Благодарю всех за внимание.

 

Перевод статьи — Пашанина Ирина (дипломированный переводчик с английского и французского языков,  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ) и Кирюхин Алексей (Инструктор Московской федерации ки-айкидо, 1-й дан ки-айкидо,  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ).

Если Вы владеете английским языком то почитать беседы и задать вопрос непосредственно Куртису-сэнсею можно на сайте http://curtissensei.com/?cat=8 под соответствующим материалом.
Либо вы можете обратиться с вопросом к Куртису-сэнсею на русском языке пометив вопрос в комментариях к статье.
Ответы Куртиса-сэнсея будут размещаться по мере их получения.

Categories: Статьи

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.